Юлия Друнина

Стихи о любви, о войне, о Родине

На главную Биография О войне Родословие Любовь Мирные Разноличие Возраст Все стихи Ссылки
Юлия Владимировна Друнина Чтоб человек от стужи не застыл
В слепом неистовстве металла
Испытание счастьем
Доброта
Есть круги рая
Ливень
Я музу бедную безбожно все время дергаю
Пусть больно, пусть очень больно
Закрутила меня, завертела Москва
Есть праздники, что навсегда с тобой
Я не люблю распутывать узлы
Стареют не только от прожитых лет
Били молнии. Тучи вились.
Да, многое в сердцах у нас умрет
Степной Крым
Старый Крым
На улице Десантников живу
Полжизни мы теряем из-за спешки
Мир до невозможности запутан


* * *

Чтоб человек от стужи не застыл, Не засосал его житейский омут, Обязан он иметь надёжный тыл, Где перевяжут, обогреют - дома. Любовью оградят его от бед, Что, словно мины, ставит нам эпоха. А если этакого тыла нет, Ему, как раненному На нейтралке, Плохо...

* * *

В слепом неистовстве металла, Под артналетами, в бою Себя бессмертной я считала И в смерть не верила свою. А вот теперь -- какая жалость!-- В спокойных буднях бытия Во мне вдруг что-то надломалось, Бессмертье потеряла я... О, вера юности в бессмертье -- Надежды мудрое вино!.. Друзья, до самой смерти верьте, Что умереть вам не дано!

Испытание счастьем

Пожалуй, не так уже часто Друзья нас в беде предают. Но вот испытание счастьем - Сложней получается тут. Ты болен - примчатся в больницу, Притащат домашний супец. Но стоит тебе отличиться - Всем дружеским чувствам конец. И станут поглядывать косо, Завидовать и обсуждать. Вот если останешься "с носом" - Вернут свою дружбу опять...

ДОБРОТА

Стираются лица и даты, Но все ж до последнего дня Мне помнить о тех, что когда-то Хоть чем-то согрели меня. Согрели своей плащ-палаткой, Иль тихим шутливым словцом, Иль чаем на столике шатком, Иль попросту добрым лицом. Как праздник, как счастье, как чудо Идет Доброта по земле. И я про нее не забуду, Хотя забываю о Зле.

* * *

Есть круги рая, А не только ада. И я сквозь них, Счастливая, прошла. Чего ж мне надо, Да, чего ж мне надо? Ни на кого Держать не стану зла. За все, что было, Говорю - "спасибо!" Всему, что будет, Говорю - "держись!" Престолы счастья И страданий дыбы: Две стороны Одной медали - "Жизнь".

ЛИВЕНЬ

Бывает так, что ждешь стихи годами -- Их торопить поэту не дано... Но хлынут вдруг, как ливень долгожданный, Когда вокруг от засухи черно. Стихи придут, как щедрый ливень лета, Вновь оживут цветы и деревца. Но снова засуха, вновь страх поэта, Что никогда не будет ей конца...

* * *

Я музу бедную безбожно Все время дергаю: - Постой!- Так просто показаться "сложной", Так сложно, муза, быть "простой". Ах, "простота"!- Она дается Отнюдь не всем и не всегда - Чем глубже вырыты колодцы, Тем в них прозрачнее вода.

* * *

Пусть больно, пусть очень больно -- И все же круши, кроши: Стучит молоток отбойный В запутанных шахтах души. Стучит он и днем и ночью -- Хватает тревог и бед. Проверка идет на прочность, Конца той проверке нет. И что же здесь скажешь, кроме Того, что твержу весь век?-- Надежней всего в изломе Обязан быть человек...

* * *

Закрутила меня, завертела Москва, Отступила лесов и озер синева, И опять, и опять я живу на бегу, И с друзьями опять посидеть не могу. И опять это страшное слово "потом"... Я и вправду до слез сожалею о том, Что сама обрываю за ниткою нить, То теряю, чего невозможно купить...

* * *

Есть праздники, что навсегда с тобой,-- Красивый человек, Любимый город. Иль, где-нибудь на Севере -- собор, Иль, может, где-нибудь на Юге -- горы. К ним прикипела намертво душа, К ним рвешься из житейской суматохи. И пусть дела мои сегодня плохи, Жизнь все равно -- я знаю! -- хороша. Не говорите: -- Далеко до гор! -- Они со мною на одной планете. И где-то смотрит в озеро собор. И есть красивый человек на свете. Сознанье этого острей, чем боль. Спасибо праздникам, что навсегда с тобой!

Я не люблю распутывать узлы

Я не люблю Распутывать узлы. Я их рублю - Ведь боль Мгновенье длится. Терпения покорные волы - Не создана Быть вашею возницей. Нет, если надо - Всё перетерплю. Но если впереди Итог единый, Одним ударом Цепь перерублю И в ночь уйду, Держать стараясь спину. Без лишних слов, Не опуская глаз… Но сколько раз сутулюсь, Сколько раз!

* * *

Стареют не только от прожитых лет -- От горьких ошибок, безжалостных бед. Как сердце сжимается, сердце болит От мелких уколов, глубоких обид! Что сердце! -- порою металл устает, И рушится мост -- за пролетом пролет... Пусть часто себе я давала зарок Быть выше волнений, сильнее тревог. Сто раз я давала бесстрастья обет, Сто раз отвечало мне сердце: "О нет! Я так не умею, я так не хочу, Я честной монетой за все заплачу..." Когда слишком рано уходят во тьму, Мы в скорби и гневе твердим "почему?" А все очень просто -- металл устает, И рушится мост -- за пролетом пролет...

* * *

Били молнии. Тучи вились. Было всякое на веку. Жизнь летит, как горящий "виллис" По гремящему большаку. Наши критики - наши судьбы: Вознести и распять вольны. Но у нас есть суровей судьи - Не вернувшиеся с войны. Школьник, павший под Сталинградом, Мальчик, рухнувший у Карпат, Взглядом юности - строгим взглядом На поэтов седых глядят.

* * *

Да, многое в сердцах у нас умрет, Но многое останется нетленным: Я не забуду сорок пятый год - Голодный, радостный, послевоенный. В тот год, от всей души удивлены Тому, что уцелели почему-то, Мы возвращались к жизни от войны, Благословляя каждую минуту. Как дорог был нам каждый трудный день, Как "на гражданке" все нам было мило! Пусть жили мы в плену очередей, Пусть замерзали в комнатах чернила. И нынче, если давит плечи быт, Я и на быт взираю, как на чудо: Год сорок пятый мной не позабыт, Я возвращенья к жизни не забуду!

СТЕПНОЙ КРЫМ

Есть особая грусть В этой древней земле - Там, где маки в пыли, Словно искры в золе, И где крокусов синие огоньки Не боятся еще человечьей руки. Вековая, степная, высокая грусть! Ничего не забыла великая Русь. О, шеломы курганов, Каски в ржавой пыли!- Здесь Мамая и Гитлера Орды прошли...

СТАРЫЙ КРЫМ

Куры, яблони, белые хаты - Старый Крым на деревню похож. Неужели он звался Солхатом И ввергал неприятеля в дрожь? Современнику кажется странным, Что когда-то, в былые года, Здесь бессчетные шли караваны, Золотая гуляла Орда. Воспевали тот город поэты, И с Багдадом соперничал он. Где же храмы, дворцы, минареты?- Погрузились в истории сон... Куры, вишни, славянские лица, Скромность белых украинских хат. Где ж ты, ханов надменных столица - Неприступный и пышный Солхат? Где ты, где ты?- ответа не слышу. За веками проходят века. Так над степью и над Агармышем1 Равнодушно плывут облака... Примечания 1. Агармышем - Гора возле старого Крыма. (Примеч. автора.)

* * *

На улице Десантников живу, Иду по Партизанской за кизилом. Пустые гильзы нахожу во рву - Во рву, что рядом с братскою могилой. В глухом урочище туман, как дым, В оврагах расползается упрямо. Землянок полустертые следы, Окопов чуть намеченные шрамы. В костре сырые ветки ворошу, Сушу насквозь промоченные кеды, А на закате в городок спешу - На площадь Мира улицей Победы.

* * *

Полжизни мы теряем из-за спешки, Спеша, не замечаем мы подчас Ни лужицы на шляпке сыроежки, Ни боли в глубине любимых глаз. И лишь, как говорится, на закате, Средь суеты, в плену успеха, вдруг Тебя безжалостно за горло схватит Холодными ручищами испуг: Жил на бегу, за призраком в погоне, В сетях забот и неотложных дел, А может, главное и проворонил, А может, главное и проглядел...

* * *

Мир до невозможности запутан. И когда дела мои плохи, В самые тяжелые минуты Я пишу веселые стихи. Ты прочтешь и скажешь: — Очень мило, Жизнеутверждающе притом.— И не будешь знать, как больно было Улыбаться обожженным ртом.
В начало
Rambler's Top100     Яндекс цитирования